Детский образовательный центр «Лучик»

Общеобразовательная Автономная некоммерческая организация
«Образовательный центр «Лучик», с 1988 года.

+7 (495) 120-04-50
Звоните с 08:30 до 20:00
Вам перезвонить?
Заявка на обратный звонок
Как Вас зовут?*
Контактный телефон*
+
Эл.Почта*
По какому вопросу?
Я хочу получать рассылку с новостями и предложениями от Образовательного центра "Лучик"
Отправить
Нажимая кнопку "Отправить" я подтверждаю своё согласие:
- на использование в качестве каналов передачи информации, содержащейся в обращении, открытых каналов связи сети Интернет;
- на обработку моих персональных данных в соответствии с федеральным законом РФ от 27.07.2006 № 152-ФЗ "О персональных данных" и Положением о работе с персональными данными пользователей сайтов.
Форма записи
Как Вас зовут?*
Контактный телефон*
+
Эл.Почта*
Куда бы Вы хотели записаться?
Отправить
Нажимая кнопку "Отправить" я подтверждаю своё согласие:
- на использование в качестве каналов передачи информации, содержащейся в обращении, открытых каналов связи сети Интернет;
- на обработку моих персональных данных в соответствии с федеральным законом РФ от 27.07.2006 № 152-ФЗ "О персональных данных" и Положением о работе с персональными данными пользователей сайтов.

Школа жизни в новой школе

или 10 лет необычному учебному заведению "Лучик"

Автор: Полина Володина
Статья опубликована в журнале "Материнство", март 2001

Сначала был детсад

Рождалась школа, как водится, в муках. Поначалу о том, что нужна какая-то новая школа, точнее - новая системная воспитательная структура - и вообще никто не думал. Просто однажды Мария Игоревна Верещагина, физик по образованию, созидатель по натуре, надумала отдать своего полуторагодовалого Сенечку в ясли. В то время Мария Игоревна писала кандидатскую диссертацию - причина для того, чтобы отдать сынишку в "чужие руки", вполне уважительная.
Но и страшновато было расстаться с мальчиком на целый день: наслушалась "страшных" рассказов друзей и знакомых о том, как "воспитывают" подрастающее поколение в дошкольных государственных учреждениях. Поэтому решила "на пробу" пристроиться в те же ясли нянечкой. На полдня, на общественных, так сказать, началах. Иными словами, денег ей за эту работу не платили.
Другие нянечки приняли новенькую вполне радушно и тут же свалили на коллегу всю "интеллектуальную" работу: книжки почитать, в развивающие игры поиграть - все это им было в обузу. У них и без того дел невпроворот: драить полы, вытирать пыль, мыть кастрюли и горшки - в общем и на этом огромное вам, нянечки, спасибо. Надо сказать, что в яслях Марии Игоревне почти всё понравилось, кроме разве что директорского распоряжения: ни под каким видом не брать детишек на руки. Одного, дескать, возьмешь, другие тоже запросятся. А уставала Мария Игоревна за полдня так, будто вагоны грузила. Впрочем, все бы ничего, да только во время тихого часа почему-то голосил ее Сенечка - она его бас среди множества других детских голосов выделяла. Но подойти к нему было нельзя - из "педагогических" соображений она отдала его не в свою, а в параллельную группу, а ступать на территорию коллеги в яслях считалось неэтичным. Вот и оставалось только мучиться неизвестностью под заливистый Сенечкин плач. "Да не волнуйся ты так, - утешили ее как-то нянечки. - В той группе воспитательница глухая, вот она и не слышит, что они ревут. А ревут они оттого, что она их к кроваткам привязывает, чтобы они не раскрывались, когда форточки открыты".
На этом и оборвалась карьера нянечки в жизни Марии Игоревны. Схватив ребенка на руки, она побежала прямиком в РОНО. А пока бежала, придумала "детский сад будущего", о чем немедленно и поведала чиновнице, терпеливо выслушавшей ее сбивчивый рассказ. "Нет, - в итоге сказала чиновница. - Такие элитные условия нашим детям не нужны. Вы бы успокоились, мамаша".
Но Мария Игоревна не успокоилась, а расклеила по всему району объявления о создании детсада на дому. Шел конец 80-х, многие родители разочаровались в советской системе дошкольных и школьных учреждений и мечтали воспитывать своих чад в иных гуманных условиях. Поэтому инициатива Марии Игоревны мгновенно встретила понимание.
Год детский сад кочевал "по домам", а потом так разросся, что потребовалось помещение. И началась великая битва. История битвы Марии Игоревны за помещение тянет на несколько томов то ли военной хроники, то ли юмористических рассказов.
Мы лишь ограничимся сообщением о том, что помещение на Остоженке, где проживает детский сад "Лучик" и по сей день, она получила. А кроме того, сидючи в очередях к чиновникам, познакомилась с единомышленниками и педагогами-новаторами, многие из которых и поныне составляют костяк "лучиковской" школы. И зажил "Лучик" своей, совершенно особенной жизнью. Детишки развивались и не знали забот. Взрослые же делали всё, чтобы их благополучию ничто не угрожало, в том числе и набеги "крутых" бизнесменов, претендовавших на помещение в "самом центре" столицы.
Когда готовился первый выпуск замечательных "лучиковских" деток из детского сада, было принято решение открыть для них школу - не отдавать же своих "выстраданных" ребятишек на ломку в "госсистему". Бесчисленные переговоры в Моссовете и других инстанциях закончились новой победой. Мария Игоревна получила помещение под школу. Вот так и родилась школа "Лучик", которая празднует в этом году свое десятилетие.

Стрессоустойчивые тепличные растения

"В чем же состоит идеология школы?" - пытаю я Марию Игоревну, занимающую должность заместителя генерального директора по маркетингу, хотя по сути ее должность в штатном расписании должна была бы именоваться "душой "Лучика".

- В нашей стране всегда был крен в сторону так называемых "энциклопедических" школ. Это где в каждого учащегося стараются "впихнуть" огромный объем "энциклопедических", но практически не работающих знаний, которые в дальнейшем в большинстве своем могут ребенку и не пригодиться. Мы же создали школу "активного знания", которое не будет лежать мертвым грузом в подсознании взрослеющего человека, а поможет ему добиться успеха в жизни. Обеспечивая каждому из наших учеников довольно высокий культурный уровень, мы вместе с тем прививаем детям те практические навыки, которые в будущем дадут им возможность реализоваться профессионально. Вот почему наши дети вырастают интеллектуальными, компетентными, конкурентоспособными и ориентированными на успех, короче говоря, обладают набором качеств, столь необходимых в современных условиях.
Естественно, в понятие "идеология школы" входит не только обучение, но и воспитание детей. Изначально "Лучик" образовался как альтернатива государственным детским дошкольным учреждениям, в которых все принципы воспитания обязательно подавались с запретительной частицей "не": на руки НЕ брать, НЕ шуметь, НЕ хулиганить, - продолжает Мария Игоревна Верещагина. - Наша школа выросла из нашего детского сада. И сперва педагоги собрались вложить в нее ту же "начинку" - исключительно гуманистическую, построенную на уважительном отношении к ребенку, на необходимости прислушиваться к нему, на разумном подходе к его возможностям...
...Однако вскоре в первом же полугодии - после того как заработала школа, - несколько детишек родители перевели в "нормальные" государственные школы. Дети рыдали, бегали после уроков в "Лучик", лучиковские педагоги обижались на родителей-извергов, не сумевших оценить их высоких идеалов. Но потом призадумались. А ведь родители-то правы, в конце концов решили они. Да, родители были по-своему правы, когда "вынули" своих подросших детей из тепличных условий и вернули в реальный социум, к реальной жизни - колючей и подчас совсем не доброй. К той, что шумела за стенами лучиковской "оранжереи"...
- И мы решили тоже адаптировать свои гуманистические новаторства к реальной жизни, - рассказывает Мария Игоревна. - Разработали программу социализации, в основу которой легло такое понятие, как стрессоустойчивость. Иными словами, лучиковские педагоги перестали испытывать маниакальный страх перед тем, чтобы - не дай бог - не травмировать детскую психику. Пусть закаляются, решили они, и стали потихоньку выводить детишек во внешний мир. Ну например, в соседнюю школу - по праздникам или на открытые уроки.
Возвращаются оттуда детишки озадаченными. Во-первых, неясно, почему всех детей называют по фамилии. А во-вторых, удивляет сама интонация. Ну почему, скажите на милость, учителя там постоянно кричат: "Иванов, куда лезешь?!", "Петров, сколько раз тебе повторять, балбес ты несчастный!" В соседней школе лучиковские дети держатся молодцом: не показывают виду, что тамошние "монплезиры" их шокируют. Но оказавшись "дома", они засыпают учителя вопросами: что, да как, да почему? И тут наступает "момент истины": учитель должен объяснить, что так, господа, выглядит реальная действительность, но драматизировать ее не стоит, просто надо уметь к ней приспосабливаться. А как? Тут и начинаются ролевые игры, позволяющие отработать разные модели поведения в социуме.
А еще лучиковским детям не запрещают драться. То есть учитель, конечно, не допустит, чтобы подростки с боевым кличем мартовских котов бились на лестничной клетке до крови. Но если один другому наподдал, а второй ответил - это нормально.
Учитель только обязан молниеносно "въехать" в ситуацию и мгновенно решить, превратить ли драку в борьбе по правилам, помочь ли бойцам понять, в чем причина конфликта, чтобы они перешли от рукоприкладства к джентльменской дискуссии. Или задать им такую задачку: почему очень часто два "равновеликих" мастера восточных единоборств перед поединком долго смотрят друг другу в глаза, а потом вдруг расходятся, так и не начав боя. Уж наверняка не потому, что друг друга испугались. А вы как думаете?

По мотивам фильма "Чучело"

Допустима в "Лучике" и ситуация "козла отпущения". Не секрет, что в каждом детском сообществе существует своя иерархия, в которой верхнюю ступеньку занимает лидер, а нижнюю - так называемый "изгой". Против этого ребенка "дружит" весь класс: потешается над ним, а иногда и поколачивает на задворках школы. Вспоминаете фильм "Чучело"? Что же делают лучиковские педагоги, когда видят подобную ситуацию? Во всяком случае, не грозят пальцем и не кричат: "Ай-ай-ай! Как вам не стыдно!" Этим "изгою" не поможешь, просто травля переместится из стен школы куда-нибудь подальше от глаз взрослых. Поэтому педагоги позволяют ситуации "быть" и потешаться над ближним детям как бы не мешают. Лечение этой неприятной болезни проводится в "Лучике" по иным рецептам.

Во-первых, учитель недвусмысленно дает понять, что все происходящее ему не по душе. Во-вторых, он исподволь помогает "изгою" найти зону успеха, где тот мог бы проявить себя с наилучшей стороны. К примеру, одна девочка-тихоня потешала класс своими устными ответами, которые, и впрямь, были из рук вон плохи. Сбивался темп урока, все раздражались, подгоняли девочку, отчего она "буксовала" еще сильнее.Кончилось дело тем, что стоило бедной тихоне открыть рот, как класс начинал подло гоготать и выкрикивать за нее самые несуразные ответы. Что же учитель? Он долго и тщательно, будто чистил луковку, распаковывал в девочке ее таланты. И в конце концов обнаружил, что она неплохо рисует. Вот и стал задавать ей на дом рисовать контурные карты. Она рисовала такие карты, что класс от зависти затихал.
А еще учитель применил такой прием. Когда неудачно отвечал лидер, главный закоперщик травли бедной девочки, педагог спрашивал у класса: "Почему же, милостивые господа, вы не смеетесь? Над девочкой хохотали так, что стены дрожали, а сейчас - будто и повода для веселья нет?.."
Но самым сильнодействующим средством оказалось следующее. В один прекрасный день учитель догадался, что больше всего девочке мешал отвечать... страх оценки. И он стал действовать "задом наперед": сначала ставил девочке в журнал четверку, она своими глазами видела, что оценка уже стоит, ничто ей не угрожает, и начинала отвечать... раз от раза все лучше. Опыт продолжался до тех пор, пока учителю не пришлось - уже по результатам ответа - исправлять выставленную авансом четверку на заслуженную пятерку.
И не стало "чучела"... То, что в "Лучике" с подобными ситуациями справляются мастерски, вовсе не говорит о том, что педагоги им рады. Отнюдь. Просто здесь не принято загонять болячки внутрь.
А превыше всего в "Лучике" ценят дружбу и взаимовыручку. Приросту этих полезных - что бы там ни говорили! - во все времена навыков общежития очень способствуют уроки КСО, что расшифровывается, как "коллективные средства обучения". Именно на таких уроках дети в "Лучике" очень часто осваивают новый материал.
Класс делится на три группы, каждая из которых получает свое задание. Потом каждая группа рассказывает остальным то, что ей удалось сделать. И тема, когда к ней подобраны все три ключика, расщелкивается, как орешек. Во время урока КСО можно ходить по классу, лежать на парте, ползать по карте, расстеленной на полу. Можно пользоваться какими угодно книжками. Можно даже стоять на голове, если в такой позе знания легче оседают в мозгу. И тем не менее на КСО в классах поразительно тихо: никто никому не мешает, каждый учится быть за всех, а все - за одного.

Эксперимент

Ехала как-то Ольга Михайловна, учительница русского языка и литературы, в общественном транспорте, среди давки в час пик читала умную книжку и вдруг ни с того, ни с сего придумала эксперимент для пятого класса. Этот пятый класс, говоря по совести, считался в "Лучике" сложным. То есть по части интеллекта к ребятишкам претензий не было - на всех городских Олимпиадах они входили только в число призеров. А вот поведение... Некоторые учителя в этот класс входили, как в клетку к прожорливым львам. Да ладно, учителя - профессия у них такая, но и друг друга детишки тоже не щадили - хамили, дерзили, обзывали друг друга.

Обычно в "Лучике" новые проекты долго обсуждают на педсовете, спорят до хрипоты, расписывают до мелочей все задачи и конечные цели - лишь бы не напортачить с хрупкой детской психикой. А тут все разом согласились на эксперимент Ольги Михайловны - так сильно хотелось учителям этот класс передружить. Хулиганистым пятиклассникам тоже понравилось, что они будут участниками эксперимента, который не только у них в школе не проводился, не только в стране, но и вообще в мире. Вот как. Сказано - сделано.
Раздали учителям бирки "Участник эксперимента". А детям таблички с названием роли, которую на протяжении двух дней играл ученик. Потом таблички менялись. Роли детишкам достались такие: Психолог (тот, кто делает вывод о психологическом настрое класса на уроке и следит за тем, чтобы никто никого не обидел); Хозяин класса (тот, кто следит за чистотой класса, создает в нем уют, представляет гостей, делает сюрпризы); Контролер (помощник учителя, проверяющий тетрадки и проводящий самостоятельные работы); Адвокат (решает спорные вопросы, в частности, в отношении "неправильных" отметок); Почемучка (в процессе урока задает вопросы и учителю, и ученикам); Связист (помогает связать тему урока с пройденным материалом, другими предметами, "подтягивает" ассоциации из жизни); Штурман (помогает учителю объяснить новую тему); Особист (выполняет особое задание повышенной сложности или делает что-то оригинальное по теме урока). Решили проводить эксперимент 18 дней - чтобы все дети успели поменяться ролями. Заболевшие звонили одноклассникам и с напутствиями "передоверяли" свою роль другому. Учителя забыли про клетку с вредными львами и ходили в пятый класс, как на праздник. Праздник, конечно, спортивный, потому что готовиться к уроку приходилось много, а на уроке темп был такой, что только тренированным под силу.
Когда эксперимент закончился, учителя вместе с учениками провели конференцию, на которой обменялись впечатлениями. Дети честно рассказали о том, какая из ролей им больше всего понравилась (с большим отрывом лидировал Контролер, проверявший чужие тетрадки - вот она, школьная святая святых!) и какая - не слишком (аутсайдером оказался Штурман, которому вместе с учителем приходилось объяснять новую тему). Но и в последнем случае обнаружился свой плюс, ибо работа учителя единодушно была признана "очень трудной".
Юным участникам эксперимента учителя подарили лото. "У-у-у, - разочаровано протянули те, - а мы-то думали..." - Учителя собрались было обидеться, но, забыв о присутствии взрослых, весь класс тут же азартно защелкал фишками. Педагоги понимающе переглянулись: тот самый скрытый смысл эксперимента был достигнут - бывший "непутевый" пятый передружился и вышел, как говорят психологи, на позитивный уровень общения...

Свое мнение

"У нас есть два мнения, - говорила моя дочь, учась в гуманитарном классе спецшколы, - одно - Нины Васильевны, другое - неправильное". Литераторша Нина Васильевна, женщина с поставленным голосом и безупречной внешностью - великим счастьем считалось попасть в ее класс - из года в год старательно учила детей ненавидеть литературу всю оставшуюся жизнь.

Помнится, сжалившись над ребенком, увязшим в литературоведческих терминах, я помогла ей написать сочинение о дуэли Онегина с Ленским. В надежде, естественно, на то, что ребенок "блеснет", и Нина Васильевна от нее на некоторое время отвяжется. Но мне, кандидату филологических наук, влепили за Онегина с Ленским хилую тройку, и мой авторитет в глазах дочери на некоторое время изрядно пошатнулся. Утешило лишь то, что мой приятель, доктор филологических наук, самый молодой на кафедре профессор, которого трижды приглашали с курсом лекций в Сорбонну, осрамился еще почище моего. Он написал за своего оболтуса сочинение про Гринева со Швабриным из "Капитанской дочки". За это сочинение его сыну не только влепили жирную пару, но еще и глумливо зачитывали "выбранные места" перед всем классом. "Ты особенно-то не расстраивайся, папа", - сказал профессорский сын...
"Позволяете ли вы ученикам иметь собственное мнение?" - робко спрашиваю я у Ольги Михайловны, учительницы литературы "Лучика". Она недоуменно смотрит на меня, затем пожимает плечами: "Сперва собственное мнение, а уж потом - все остальное. А как же иначе?" - Действительно, как же иначе, незабвенная Нина Васильевна? "Я не навязываю им штампов, - рассказывает Ольга Михайловна. - По горькому опыту работы в других школах помню: назови детям имя литературного героя, и тут же они на тебя вывалят кучу определений, вроде "типичного представителя". А в "Лучике", например, восьмиклассникам разрешают критиковать... великих критиков. Учителя литературы даже поощряют, когда дети с критиками спорят."Вот в этом Белинский был прав, - размышляют дети, - а тут погорячился!"
Во всей этой лучиковской "вольнице" есть одна хитрость: для того, чтобы аргументированно возразить критику, нужно почти дословно знать то, о чем он говорил. Так что задачки на "собственное мнение" весьма способствуют усвоению материала. Для того чтобы отточить собственное перо, дети в "Лучике" пишут сочинения в разных литературных стилях и разных жанрах. Ну например, расписывают какой-нибудь простенький анекдот то как балладу, то как репортаж, то как былину, то как новеллу, а то и как роман в письмах. И в стиле - то возвышенно-романтическом, то сказочном, а то и сугубо реалистическом. То под Пушкина, то под Лермонтова, дабы все-таки попробовать догадаться, из какой такой тайны соткана поэзия и проза "великих"... А Гоголь... Боже мой, что же в "Лучике" делают с Гоголем!
Представляете, незабвенная Нина Васильевна, вместо того, чтобы на уроке чинно "проходить" "Вечера на хуторе близ Диканьки", дети с учителем (!) запираются в темной комнате под лестницей и при свете огарка свечи рассказывают друг другу всевозможные страшилки. Директор Елена Владиславовна внезапно распахивает дверь каморки: в потоке хлынувшего воздуха гаснет свеча, все в полной тьме кричат: "А-а-а!" "Обо всех этих спецэффектах мы с Еленой Владиславовной заранее договариваемся", - поясняет мне Ольга Михайловна.
А вообще, такого рода уроки рассчитаны на пробуждение творческого воображения. И какой же другой писатель способен разжечь его так, как Гоголь! Собственного мнения в "Лучике" не полагается иметь лишь на уроках русского языка, где, наоборот, все подчинено изучению правил. Но не подумайте, что на уроке русского класс подобен царству сонных мух. В деле запоминания грамматических правил, оказывается, можно проявить недюжинную творческую фантазию.
К примеру, в "Лучике" пишут трудное слово с закрытыми глазами. Слово пишется правильно именно на "экране", который мысленно создается перед закрытыми глазами. Или из букв трудного слова придумывают другие слова: рекорд в 124 новых слова установил восьмиклассник Андрюша. Или к каждому правилу выстраивают ассоциации - так, чтобы легче запоминалось. Например, "принцип форточки", изобретенный ученицей 7-го класса Ксюшей Дериглазовой, помогает запомнить исключения из правила про вредные суффиксы "-ин" и "-ян": "стеклянный" - это стекло форточки, "деревянный" - это рама, "оловянный" - это шпингалет. Очень просто получается.

Как мальчик Сенечка полюбил учиться

Да, да, речь пойдет именно о том Сенечке, которого некогда глухая воспитательница привязывала к кроватке, в результате чего, собственно, и возник "Лучик". Занимая руководящую должность в администрации замечательного детского сада и не менее замечательной школы, Мария Игоревна сильно беспокоилась о том, чтобы Сенечка не оказался бы там на "особом положении". И потому отдала сына в другую, как бы тоже хорошую школу, отношения с которой у Сенечки не сложились. Ну, не смогла эта школа воспитать в Сенечке той самой, выражаясь по-ученому, познавательной мотивации, которая и приводит в действие жажду знаний. Учиться до своих 13-14 лет Сенечка так и не полюбил, о чем его оценки свидетельствовали весьма красноречиво.Вместе с тем признавалось за Сенечкой немало достоинств: скажем, желание везде и всегда помогать ближнему и просто выдающиеся способности по хозяйственной части. Если где надо прибить гвоздь, наладить проводку - Сенечка в первых рядах и налаживает хозяйство на "пять с плюсом". "Какой хороший мальчик, - кисло улыбались учителя. - Вот бы только с отметками было получше".

И понял в конце концов Сенечка, что все его достоинства - не достоинства, и хорош для взрослых только тот ребенок, который хорошо учится. А раз он - не хорош, то и вести себя можно, как хочется. Так что, окончательно плюнув на все школьные премудрости, Сенечка вышел на тропу войны. Его дневник запестрел красными призывами к Марии Игоревне почаще посещать школу. Но после того, как за одну неделю Сенечка разбил окно в классе, нахамил директору, сломал парту, набил "личность" товарищу, потерял портфель со всеми учебниками и с корнем вырвал телеграфный столб во дворе школы, мама не выдержала общения с педагогическим коллективом и перевела мальчика к себе в "Лучик".
Полгода Сенечкина познавательная мотивация по-прежнему молчала, как партизан на допросе. А потом вдруг что-то щелкнуло - и свершилось чудо: Сенечка стал набирать темп. Предварительную работу по организации чуда мама, Мария Игоревна, связывает с учительницей русского языка Мариной Владимировной - дамой по-своему уникальной: она и мастер спорта по художественной гимнастике, и с парашютом прыгает, и экзистенциалистский кружок посещает. Поначалу Марина Владимировна, подобно всем ее предшественникам, испытала нервное потрясение, получив на проверку Сенечкин диктант с 28 ошибками. Но рук не опустила, а стала думать, как вывести мальчика из дремучего леса безграмотности. "Есть тут у меня одна методика, - сказала она как-то Сенечке после уроков, - давай попробуем, вдруг поможет". И они попробовали: сперва одну методику, потом вторую, потом третью - и так в конце концов напробовались, что Сенечку вдруг "прошибло" и он стал понимать, как писать слова правильно.
Но больше всего самого его потрясло не это: поразило его, что не только Марина Владимировна, но и другие учителя "Лучика" с ним советуются, как им его, Сенечку, лучше учить. Почувствовав себя автором собственного образования, Сенечка испытал уважение к учебе и превратился почти что в хорошиста. "А недавно сказал, что хочет поступить в вуз, - говорит Мария Игоревна. - И что самое удивительное - взял и поступил: в 10-м классе на первый курс гуманитарно-экономического института. Не знаю, будет ли он в нем учиться, но вы даже не представляете, какое для меня счастье само это его желание". - И рассказывает мне про других мальчиков и девочек, которые, как и Сенечка, не испытывали ни малейшего желания учиться. Но и их пробудил к свету знаний "Лучик".
Среди всех рассказанных мне историй - с печальным концом одна: про двух сестер-узбечек. Девочки за три года учебы в "Лучике" превратились из двух забитых, не умевших читать "овечек" в постоянных участниц литературных и математических Олимпиад и ярких восточных красавиц - тут уж помогли занятия в Имидж-классе, которые в "Лучике" ведет самая настоящая фотомодель Светлана.
- Так почему же это печальная история? - удивляюсь я.
- А потому, что девочки стали настолько хороши, что их - одну в 14, а другую в 15 лет - выдали замуж. И увезли в аул. С их-то знанием риторики и трех иностранных языков...- вздыхает Мария Игоревна.

Учителя и ученики

Не учитель создает ученика, говорят на Востоке, а ученик - учителя. Имеется в виду, конечно, не тот учитель, который закончил педагогический институт и стучит потом указкой по школьной доске. Учителя, то есть наставника, и в самом деле выбирает себе сам ученик, ибо учение жизни - это дело сугубо добровольное. Вот и в "Лучике" дети сами выбирают себе наставника. Это не записано ни в каком школьном уставе, время, которое дарят наставники детям, никак не оплачивается. Но наставник, взрослый товарищ, выбранный ребенком, - это самая почетная, хоть и неформальная должность в "Лучике".

Ребенок советуется с наставником по всем тем вопросам, которые его волнуют: дружба, выбор профессии, отношения с людьми, иногда даже любовь. Объективный "проводник" по миру взрослых всегда нужен подрастающему человеку, в конце концов не все же расскажешь родителям. Вот, к примеру, наш Сенечка выбрал себе наставником "физкультурника", а ершистый мальчик Кирилл - Марину Владимировну. Они остаются после уроков и говорят о жизни. "Мы очень ценим такие отношения детей со взрослыми, - говорит мне Мария Игоревна. - И даже с некоторым подозрением начинаем приглядываться к учителям, у которых за год работы в школе не появилось своих подопечных".Пожалуй, именно это ноу-хау больше всего убедило меня в пользе именно такого, как в "Лучике", подхода к образованию и воспитанию.
Одеваясь после беседы в учительской раздевалке (практически ничем не отделенной от детской), я наблюдала такую сцену. Совсем маленький шкет лет шести-семи долго изучал стенные часы, потом очень вежливо обратился к охраннику: "Вы знаете, что-то я не совсем понял, шесть сейчас часов или двенадцать?" И охранник, огромный дядька в черной униформе со скрипящими ремнями, присев на корточки, стал объяснять ребенку устройство циферблата. Шкет прислонился к нему и доверчиво обнял за шею. "А вот охранники...", - не зная, как сформулировать дальше вопрос, начала я спрашивать провожавшую меня Марину Игоревну. Но она сразу же поняла. "Охранники очень часто у нас становятся наставниками, - улыбнулась она. -
Видимо, каждый, кто попадает в орбиту "Лучика", подхватывает что-то вроде инфекции. И уж больше без "Лучика" жить не может. А людей, этой инфекции неподвластных, мы к себе просто не берем". Вот и я теперь хожу, "Лучиком" зараженная. Как жаль, что я ничего не знала об этой школе раньше, когда моя дочь еще училась в своем, кстати сказать, весьма престижном учебном заведении, которое называла не иначе, как "эта проклятая школа". Что ж, пусть повезет кому-то другому. К примеру, вашему ребенку.

Новости и события

Архив новостей
Подписка на новости:
Новости школы
Новости детского сада
Введите e-mail*

Наши преимущества

Мы работаем с 1988 года

За 29 лет работы мы вырастили и воспитали большое количество детей, которые сегодня прочно стоят на ногах и с уверенностью смотрят в будущее.

Высококвалифици-
рованные педагоги

В нашем центре работают только лучшие преподаватели, которые имеют многолетний опыт работы в сфере образования.

Уникальные методики

В процессе обучения мы используем уникальные методики с использованием современных материалов для повышения эффективности образовательного процесса.

Высокая степень лояльности клиентов

Открытость и доверие – основа отношений между педагогами нашего образовательного центра, учениками и родителями.

Наличие сертификатов и наград

Образовательный центр «Лучик» выступает экспертом образования на радио,в печатных изданиях, на конференциях и имеет большое количество наград, сертификатов, дипломов и благодарностей.

Центр раннего развития
  • Алабяна 12, к.1
Детский сад
  • Алабяна 12, к.1
  • Остоженка, 7
Подготовка к школе
  • Вучетича, 7а
  • Алабяна 12, к.1
Школа
  • Вучетича, 7а
  • Алабяна 12, к.1